Шапошников А.Е.

ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ И ЦЕННОСТИ В БИБЛИОТЕЧНОМ ОБСЛУЖИВАНИИ ИНВАЛИДОВ

"Библиотека должна закладывать фундамент общечеловеческой культуры". С этими словами Л.Б. Хавкиной перекликаются мысли, высказанные К.И. Абрамовым в последний, завершающий период его деятельности: "Библиотека служит всему обществу, руководствуясь признанными общечеловеческими ценностями, достижениями мировой науки, техники и искусства" (Абрамов К.И. Демократические преобразования библиотечного дела России в период Февральской революции (февр.-окт. 1917 г.).-М., 1993.- С. 20). Такая точка зрения на роль библиотеки в обществе представляется совершенно правильной и исторически верной. Её можно отнести к широкому кругу библиотек, включая и библиотеки, обслуживающие инвалидов.

Инвалид - "лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты" (Социокультурная реабилитация инвалидов: Метод. рекомендации.- М., 2002.- С. 132). По оценкам экспертов ООН, инвалиды в среднем составляют 10 % населения. В России общее число инвалидов достигло 10,7 миллионов человек (по состоянию на начало 2001 г).

Общество заинтересовано в том, чтобы всем его членам были предоставлены достойные условия существования, чтобы малоимущие были избавлены от унизительной необходимости прошения милостыни и нищенства. Именно на достижение этих гуманных целей была направлена деятельность педагогов-просветителей, стремящихся найти пути для обучения инвалидов, для их трудовой и социокультурной реабилитации.

В России возникновение училищ для детей-инвалидов относится к началу XIX в. Тогда же в их стенах организуются первые библиотеки, ориентированные на специфические запросы детей с физическими недостатками (слепых, глухих). Все XIX столетие отмечено самоотверженными усилиями педагогов, врачей, библиотекарей и священнослужителей, направленными на облегчение участи детей-инвалидов, на предоставление им возможности пользоваться книгами. Такими подвижниками были доктор медицины А.И. Скребицкий (1827-1915), первопечатница книг по системе Брайля в России А.А. Адлер (1856-1924), видный государственный и общественный деятель К.К. Грот (1815-1897), епископ Г.Г. Дикгоф (1833-1911) и др.

Осуществляя свою человеколюбивую деятельность, они смотрели на то, что объединяет, а не разъединяет людей, оставляя в стороне национальные, классовые и конфессиональные различия. Примечательно в этом отношении письмо, полученное А.А. Адлер от одного из военнопленных (в годы Первой мировой войны она принимала активное участие в деятельности Московского отделения Особого комитета помощи военнопленным): "Вы в столь трудную для меня минуту, совершенно даже не зная меня, сделали столько мне добра. Почему? Потому что Вы именно настоящая добрая русская женщина, протягивающая всем свою милостивую руку, кто в этом нуждается, без различия национальности и положения" (ЦГИА г. Москвы.- Фонд 1331.- Опись 1.- Ед. хр. 202.- Л. 2).

Общественная инициатива по созданию школ и библиотек для инвалидов получила поддержку со стороны правительства. В 1881 г. было создано Попечительство Императрицы Марии Александровны о слепых. 28 декабря 1897 г. было объявлено, что Император Николай II становится действительным членом Совета этого Попечительства. С первых же шагов своего существования Попечительство о слепых приступило к организации школ для слепых, снабженных коллекциями книг, напечатанных по системе Брайля и рельефно-графическими пособиями. В 1885 г. А.А. Адлер напечатала первую книгу по системе Брайля в России - "Сборник статей для детского чтения", который разошелся по школам для слепых детей. В 1900 г. в ведении Попечительства о слепых было уже 24 школы, при многих из которых функционировали библиотеки, пополняемые не только типографскими изданиями, но и книгами, переписываемыми рельефно-точечным шрифтом Брайля от руки. К этому времени по инициативе той же Адлер в Библиотеке Румянцевского музея в Москве было организовано небольшое отделение, которым стали пользоваться взрослые слепые (открыто в 1895 г., эта дата считается началом организованного библиотечного обслуживания взрослых слепых в России).

Все училища и библиотеки для слепых в России, созданные в конце XIX и начале XX вв., руководствовались в своей деятельности одной и той же целью - воспитывать детей в добром и хорошем, развивать в них стремление к возвышенному и идеальному. Дети получали возможность почувствовать, что они могут посредством книг так же приобретать знания, так же развиваться, как и зрячие.

Педагоги старались как можно раньше знакомить детей с художественными произведениями классической литературы. Так, по их рекомендации были напечатаны рельефно-точечным шрифтом такие произведения, как "Евгений Онегин" А.С. Пушкина, "Мертвые души" Н.В. Гоголя, "Герой нашего времени" М.Ю. Лермонтова, "Детские годы Багрова внука" С.Т. Аксакова, "Князь Серебряный" А.К. Толстого, "Русские женщины" Н.А. Некрасова и многие другие. Существенным подспорьем была осуществляемая в "дамских кружках" переписка книг по Брайлю. Так, в библиотеку Московского училища слепых детей в 1896 г. из кружка поступило 29 книг, в том числе роман Л.Н. Толстого "Война и мир".

Ссылаясь на тексты Нового Завета, педагоги приобщали учащихся к основным моральным ценностям - любви к Богу и ближнему (Мк. 12, 28-31, Мф. 22, 34-40, Лк. 10, 25-28). Литература религиозно-нравственного содержания составляла значительную часть фонда школьных библиотек. В библиотеке Московского училища слепых детей в 1895 г. были такие издания, как Нагорная проповедь, Евангелие от Луки, Евангелие от Матфея, Евангелие от Иоанна, Евангелие от Марка, Деяния Апостолов, Послания Апостолов, Ветхий Завет, Псалтырь, Краткий Катехизис, Пространный Катехизис, Молитвослов, Откровение, Богослужение, История церкви.

Приверженность к высоким моральным ценностям была характерной чертой тех, кто занимался воспитанием и образованием инвалидов. А.И. Скребицкий писал: "Только люди с сердцем могут идти на труд, при котором на каждом шагу предстоит соприкасаться с телесным и нравственным недугом; где нужно хроническое терпение, ежеминутная готовность помогать; неутомимость в приискании видов помощи" (Скребицкий А.И. Воспитание и образование слепых и их призрение на Западе.- СПб, 1903.- С. 397). Эти качества из поколения в поколение передавались работниками, занятыми в сфере социокультурной реабилитации инвалидов.

После Октябрьского переворота 1917 г. были выдвинуты новые, предельно идеологизированные требования к содержанию преподавания в школах и деятельности библиотек, из которых была изъята вся религиозная литература и другие издания, признанные "вредными". По мнению работников Наркомпроса, 90% учебной литературы следовало изъять как никуда не годную. Полки ученических библиотек были опустошены. В таком же положении оказались и библиотеки, предназначенные для взрослых слепых.

Долгое время считалось, что никакой "надклассовой" морали не существовало и не существует. Разговор об общечеловеческой морали рассматривался как предрассудок. В соответствии с этим решался и вопрос о пропаганде общечеловеческих интересов и ценностей. Такие понятия, как милосердие, благотворительность, человеколюбие, отражающие общечеловеческие ценности и положенные в основу библиотечного обслуживания инвалидов, вышли из употребления и воспринимались как архаизмы.

Селекция документов в библиотеках, включая и те из них, которые обслуживали инвалидов, велась на основе принципа партийности, что придавало деятельности библиотек тенденциозный и односторонний характер, превращая их в орудие партийной борьбы. Это особенно проявилось в период "чисток" библиотек (в 30-е гг.). Точно так же, как и другие библиотеки, специальные библиотеки для инвалидов комплектовались литературой, процеженной через сито официальной (Главлит) и неофициальной цензуры. Об изданиях "самиздата" и "тамиздата" библиотекари и не помышляли.

Нельзя, однако, считать, что общечеловеческие интересы и ценности были полностью изгнаны из общественного сознания и деятельности библиотек. Назначение библиотеки состоит в том, чтобы сохранять и передавать культурное наследие, служить памятью человечества, из которой не могут быть изъяты общечеловеческие интересы и ценности. Для этого потребовалось бы выполнить совет Фамусова - "уж коли зло пресечь, - забрать все книги бы да сжечь" (Грибоедов А.С. Горе от ума).

В центре внимания читателей оказывались произведения тех писателей, которые давали образцы честного, неприукрашенного искусства, подводили читателей к непредвзятой оценке конфликтных ситуаций. Именно такие произведения в первую очередь рекомендовались библиотекарями для репродуцирования в виде изданий специальных форматов (брайлевских и "говорящих" книг), включались в репертуар кружков громкого чтения (в библиотеках для слепых), художественно-мимических чтений (в библиотеках клубов для глухих). Они становились предметом литературных дискуссий, обсуждений, проводимых в библиотеках. Таким образом инвалиды получали возможность быть в курсе литературных событий. В библиотеках обсуждались такие произведения, как "Оттепель" И.Г. Эренбурга, "Один день Ивана Денисовича" А.И. Солженицына, "Коллеги" В.П. Аксенова и др.

Огромным потенциалом общечеловеческих интересов и ценностей обладает классическая русская и зарубежная литература. Она входила в ядро книжных фондов библиотек и была представлена как в виде обычных, плоскопечатных, книг, так и в изданиях специальных форматов. Классические произведения пользовались устойчивым спросом читателей.

В годы перестройки и в постсоветский период происходит восстановление престижа общечеловеческих ценностей, реализуется признание свободы совести и религиозной свободы, т.е. свободы веровать и не веровать, менять религию или объявлять себя не принадлежащим ни к какому вероисповеданию. В библиотеках для слепых (всего их 72) появляется религиозная литература. Многие библиотеки принимают участие в организации паломнических экскурсий. Все это способствует приобщению инвалидов к духовной культуре. В настоящее время библиотеки, обслуживающие инвалидов, сотрудничают со многими религиозными и благотворительными организациями.

Осуществлению свободы слова способствовала ликвидация Главлита (в 1991 г.). В фонды библиотек поступили многие из ранее запрещенных произведений. По существу была стерта грань между отечественной литературой и литературой Русского Зарубежья.

Теперь уже трудно представить библиотеки без "Доктора Живаго" Б. Пастернака, "Мастера и Маргариты" и "Собачьего сердца" М. Булгакова, "Архипелага ГУЛАГ" А. Солженицына. Читатели могут свободно знакомиться с трудами Н.А. Бердяева, И.А. Ильина, Н.О. Лосского, Н.В. Устрялова. Права гражданства в библиотеках получили произведения И. Бунина, Н. Берберовой, З. Гиппиус, Б. Зайцева, Г. Иванова, Д. Мережковского, В. Набокова, И. Одоевцевой, В. Ходасевича, И. Шмелева, а также представителей "третьей волны" эмиграции Г. Владимова, В. Войновича, С. Довлатова и др. Глубокое прочтение лучших образцов "неофициальной" литературы способствует поиску ответов на вечные вопросы бытия (о вере, о смысле жизни, о дружбе и предательстве, о любви).

Утверждение общечеловеческих ценностей встречает немало трудностей. Но только на их основе можно двигаться к общему счастью.

Картинки скачать
Hosted by uCoz