Рубанова Т.Д.

ПОЛИТИКА УРАЛЬСКОГО ЗЕМСТВА
В ОТНОШЕНИИ КАДРОВ НАРОДНЫХ БИБЛИОТЕК
В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

В кадровой политике земских органов самоуправления в области библиотечного дела можно выделить две основные фазы, первая из которых, более длительная по времени, не ознаменовалась какими-либо организованными мероприятиями и не имела в своей основе, как это сейчас принято говорить, определенной концепции. Вторая фаза, наступившая в начале 1910-х гг., характеризовалась не только признанием того, что библиотекарь – это “душа дела”, но и установлением определенного образовательного ценза, заботой о повышении материального вознаграждения за библиотечный труд и первыми попытками “повышения квалификации” библиотечных работников.

Основное внимание земских органов в начальный период существования библиотек было сосредоточено на открытии новых и обеспечении функционирования уже существующих библиотек.В этой многотрудной повседневной работе трудно выделить конкретные мероприятия кадрового характера.Тем не менее земства осуществляли подбор кадров и прием на работу, определяли круг должностных обязанностей библиотекарей, производили выплату вознаграждений, отслеживали в рамках различных исследований количественные и качественные характеристики библиотечных кадров. Однако трудности начального периода, трактовка библиотеки как вспомогательного по отношению к школе учреждения, недооценка роли библиотекаря отодвигали кадровые мероприятия на второй план. На стадии создания земских библиотек, накопления, первоначального осмысления и стихийной передачи профессионального библиотечного опыта степень участия земств в кадровой библиотечной политике была минимальной. Подбор и руководство кадрами базировалось на здравом смысле. Доминировал принцип экономической целесообразности. При всей примитивности используемых в кадровой политике средств и методов они были продиктованы логикой исторического процесса и задачами развития просвещения населения.

Ситуация изменилась к началу 1910-х гг. Введение всеобщего начального обучения, рост числа народных библиотек, осознание самоценности народной библиотеки, которая перестала восприниматься только как “младшая сестра” школы, привели земские органы к идее планомерной организации сети библиотек, в создании и функционировании которой особая роль отводилась библиотекарю. Значительное влияние на кадровую земскую политику оказали резолюции Первого Всероссийского съезда по библиотечному делу (1911 г.), ставшие своеобразной программой деятельности земских органов самоуправления в этой области. Обострили кадровую проблему и печально известные “Правила о народных библиотеках при низших учебных заведениях ведомства Министерства народного просвещения” 1912 г., согласно которым все народные библиотеки, располагавшиеся при школах, были изъяты из сферы деятельности земств и перешли к Министерству просвещения. В новой ситуации использование школ для размещения библиотек и учителей в роли библиотекарей было уже затруднительно. Это подтверждается примерами из жизни земских библиотек того периода: руководство школ вносило свои поправки в инструкции заведующих библиотеками, разработанных земствами, а часто и не рекомендовали учителям “сноситься с земством”. В результате под давлением инспекторов народных училищ учителя подчас вынуждены были отказываться от работы в библиотеках.

К началу 1910-х гг. постепенно изменились пропорции участия губернского и уездных земств в просветительной работе. Первоначально основной центр тяжести приходился на уездные земства, губернские земства ограничивали круг своих полномочий организацией среднего и специального образования, в развитии же начального школьного и внешкольного образования они участия не принимали. В связи с принятием в 1911 г. III Государственной думой законопроекта о всеобщем обучении, роль губернских земств в деле внешкольного образования значительно возросла. Это имело решающее значение для изменения кадровой политики. Именно губернские земские органы имели достаточный потенциал не только для введения всеобщего обучения, но и для создания условий, необходимых для принципиально иных кадровых подходов в области внешкольного образования. С активизацией роли губернского земства кадровая политика становится инструментом интенсивного развития отрасли.

Основные кадровые нововведения заключались в следующем: учреждение в каждом уезде и в масштабах губернии управленческих органов, занимающихся вопросами внешкольного образования; обоснование требований к образовательному цензу библиотечных работников и улучшение их материального обеспечения; мероприятия по повышению квалификации кадров.

В массовом порядке управленческие органы, занимающиеся внешкольным образованием, стали создаваться после Первого Всероссийского съезда по библиотечному делу, который рекомендовал учреждение должностей специалистов по библиотечному делу – земских заведующих по внешкольному образованию или особых инструкторов по библиотечному делу. На них, по мнению съезда, должно быть возложено делопроизводство земских библиотечных комиссий, заведование хозяйственной частью библиотечного дела и другие функции по особой инструкции, утвержденной соответствующим земским собранием.

В уральских губерниях институт уездных заведующих делом внешкольного образования был сформирован в 1911–1912 гг. Начиная с этого времени, стали регулярно проводиться совещания уездных заведующих внешкольным образованием, на которых решались важные для библиотечного дела вопросы и которые, без сомнения, способствовали повышению профессиональной квалификации библиотечных работников.

Разработка и реализация планов создания в губерниях библиотечных сетей актуализировали кадровую проблему. В частности, проекты разных губерний, при всех их расхождениях, предусматривали определенную дифференциацию типов библиотечных учреждений и, как следствие, различный круг обязанностей библиотечных работников. Наиболее важными и обширными были профессиональные обязанности библиотекарей районных библиотек.

Земства изменили свою позицию по совмещению труда учителя и библиотекаря. Четко и однозначно новый подход был сформулирован в материалах Уфимского земства: “Земство не может строить целую громадную отрасль своей деятельности по народному образованию (имеется в виду библиотечное дело – Т.Р.) на даровом труде учителя… Только вознаграждая учителя хотя бы отчасти за его приватный труд, губернское земство получит возможность предъявлять к нему некоторые самые необходимые требования”.

В 1912–1914 гг. земские губернские собрания Урала впервые в местной практике установили образовательный ценз для работников районных и центральных библиотек (не ниже учительского) и жалование 540–600 руб. в год. Это был прорыв в оплате библиотечного труда, ведь в среднем жалованье библиотекаря народной библиотеки в то время составляло 120 руб. в год. Новый подход к образовательному цензу и материальному обеспечению библиотекарей должны были стимулировать выполнение более сложных и ответственных профессиональных обязанностей.

К 10-м гг. XX в. относятся первые серьезные мероприятия земств по подготовке библиотечных кадров. Каждая из уральских губерний использовала свои формы подготовки библиотекарей (Пермская – чтение лекций по библиотечному делу на учительских курсах, Уфимская – организация краткосрочных курсов по внешкольному образованию, Вятская – введение курса библиотековедения в программу женской гимназии).

Таким образом, кадровая политика земств в области библиотечного дела приняла более конструктивный, созидательный и осознанный характер. Она способствовала формированию кадрового потенциала народных библиотек, генерации новых методов библиотечной деятельности, обеспечивала реальные (хотя и кажущиеся сегодня упрощенными) условия для повышения квалификации кадров, подготовила почву для создания в регионе планомерной сети библиотек.

московский институт кино и телевидения
Hosted by uCoz