Соколов А.В.
КОНТУРЫ ПОСТСОВЕТСКОГО ПОКОЛЕНИЯ БИБЛИОТЕЧНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

       Судьба российских библиотек ХХI в. в решающей степени зависит от того поколения библиотечной интеллигенции, которое формируется сегодня на студенческой скамье. Духовное формирование этого поколения происходит в очень неблагоприятных условиях: идеологический вакуум, поражение в холодной войне и унижение России, неуверенность в завтрашнем дне, коммерциализация культуры, обнищание интеллигенции, недоверие к политическим лидерам, разгул безнравственности, насилия, делячества, коррупции. Эти условия приводят к распространению в молодежной среде девиантных ценностных ориентаций: наркомании, преступности, проституции, цинизма, суицида, сектантства. Девиантность довольно хорошо исследована отечественными социологами (В.Т. Лисовский, И.С. Кон, А.Л. Дворкин и др.), она наложила свой отпечаток на облик постсоветского поколения, но нас больше интересуют сейчас  социально-культурные, т.е. конструктивные, ориентации на социально приемлемые ценности. Кроме того, важна пассионарность (в смысле Л.Н. Гумилева), представляющая собой соотношения в психическом мире личности активности (вялости и альтруизма) эгоцентризма.
        Опросы и тесты, проведенные на библиотечно-информационном факультете СПбГУКИ, (выборка – 158 студентов дневного и заочного обучения первого и четвертого курсов) показали, что по критерию пассионарности различаются три группы: АА – активные альтруисты (10 – 15 %); АЭ – активные эгоцентристы (40 – 45 %); КП – конформисты-подражатели (45 – 50 %). Структура социально-культурных ориентаций этих групп включает общую часть и специфические особенности.
        Общей для всех групп является обеспокоенность судьбой России: ни один из опрошенных не считает, что морально-нравственная атмосфера в России вполне нормальна. Вместе с тем 30 % (потенциальные эмигранты) заявили, что охотно поменяют гражданство, если это окажется для них выгодным и полезным. Общими чертами молодой библиотечной интеллигенции являются политическая апатия, глубокое недоверие к политикам и государству, разочарование в либерально-демократичских идеалах, а также религиозная индифферентность (менее 10 % назвали себя «истово верующими»; около 15 % объявили, что они атеисты).
        Огорчительно, что утратили привлекательность традиционные ценности Просвещения – интеллект, разум. Интеллектуальность, видимо, подразумевается сама собой, ведь более двух третей опрошенных являются интеллигентами не в первом, а во втором или третьем поколениях. Еще более огорчительно и, можно сказать, тревожно размывание образа интеллигента-книжника: некоторые студенты читают лишь литературу, рекомендованную преподавателем, не бывают в книжных магазинах, не владеют культурой чтения, равнодушны к литературно-художественным процессам. Оставляет желать много лучшего и компьютерная грамотность будущих библиотекарей: лишь 20 % свободно ориентируются в сети Интернет и используют её ресурсы.
        С  пецифическими отличиями групп АА и АЭ являются: коллективистские ориентации альтруистов и индивидуалистические установки эгоцентристов; если большинство первой группы считает, что «самое главное украшение – чистая совесть», то вторая группа склоняется к мнению, что совесть нужно иметь, но пользоваться ею не обязательно; альтруистов привлекает «жизнь по правде», а эгоцентристы не без цинизма солидаризировались с сентенцией «если хочешь одурачить мир, скажи ему правду».
Рыночные ценностные ориентации хорошо усвоены некоторыми эгоцентристами и конформистами, которые верят во всемогущество денег и повторяют вслед за миллиардером Дж. Морганом «чего нельзя сделать за деньги, можно сделать за очень большие деньги». Носителей рыночной психологии, по нашим оценкам, половина студенчества. Другая половина эту психологию не приемлет и верна заповеди « не хлебом единым жив человек».
        Две трети студентов старших курсов тревожит проблема безработицы; только одна треть уверена, что всегда найдет работу. Вместе с тем библейская заповедь «зарабатывай хлеб свой в поте лица своего» оказалась близкой менее 10 % студентов и в три раза больше сторонников у пренебрежительного «дураков работа любит». Не удивительно, что 57,6 % опрошенных предпочитают простое, но хорошо оплачиваемое исполнительство, а не интересную и творческую работу с оплатой на прожиточном уровне.
        Важны не цифровые показатели, а тенденции, иллюстрируемые ими. Тенденции эти типичны для постсоветской российской молодежи. Неблагоприятные условия, в которых оказалась наша страна, наложили свой уродливый отпечаток на менталитет молодых специалистов. Библиотечное дело всегда было занятием бескорыстных, увлеченных, совестливых, трудолюбивых интеллигентов-книжников. Налицо тенденция к их сокращению. Библиотечный бизнес – нелепость, оксюморон, поэтому библиотеки не привлекательны для меркантильных рыночников. Распространение рыночной психологии среди студенчества означает эмиграцию из библиотечной профессии доброй половины активных и предприимчивых выпускников библиотечной высшей школы. Опыт показывает, что они находят престижные и выгодные занятия в информационном сервисе, в рекламе, в банках, в политике и т.д., ибо полученное в альма-матер образование делает их достаточно конкурентоспособными на рынке труда. Но эти люди выбывают из состава библиотечной интеллигенции. Кто же продолжит традиции интеллигентов-книжников?
Резервуары и емкости емкости резервуары.
Hosted by uCoz