Карташов Н.С.

СРАВНИТЕЛЬНОЕ БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЕ В СИСТЕМЕ БИБЛИОТЕКОВЕДЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН

Чтобы понять специфику предмета сравнительного библиотековедения, необходимо отграничить его от сопредельных сфер библиотечной науки и выявить его место в ряду других библиотековедческих дисциплин. Все библиотековедческие дисциплины изучают локальные аспекты библиотечной действительности, предметом сравнительного библиотековедения является библиотечное дело как целостный социальный феномен в единстве и многообразии его проявлений.

Таким образом, между сравнительным библиотековедением и другими библиотечными дисциплинами имеется внутренняя взаимосвязь. Частные (отраслевые) библиотековедческие науки достигли известных аналитических успехов, но все еще слабы в обобщениях теоретического характера. Сравнительное библиотековедение в каждую из них вносит свои особенности и подходы, которые были не присущи и даже чужды традиционным направлениям библиотечной науки. Сравнительное библиотековедение является научной дисциплиной, синтезирующей знания. Оно играет роль “сборного” цеха, подвергающего дальнейшей обработке продукцию других библиотековедческих наук на основе сравнительного синтеза.

Современная библиотечная наука все в большей степени становится концептуальной. В этом отношении сравнительное библиотековедение – не новая библиотечная наука в классическом понимании слова, а по существу новая концепция, базирующаяся на свойстве взаимодействия библиотечных систем и теорий. В настоящее время мы можем говорить о сравнительном подходе как о некоторой направляющей концепции в библиотечной науке. Эта концепция позволяет построить новое отношение к процессу интегрального познания библиотечных явлений. Междисциплинарность, комплексность сравнительного библиотековедения состоит не в механической сумме и простой фиксации результатов изолированных друг от друга исследований, а в качественно новом синтезе, вытекающем из непосредственного взаимодействия науки, где каждая из них, в соответствии со своей спецификой, вносит определенный вклад в общий научный труд.

В наиболее тесном соприкосновении со сравнительным библиотековедением находится общее библиотековедение. Что сближает и что отличает сравнительное и общее библиотековедение? Где проходят разграничительные линии между этими научными дисциплинами? Общим исследовательским полем для них является библиотечное дело, простая исходная “клеточка” этого поля – библиотечное явление или процесс библиотечной деятельности. При изучении этой “клеточки” библиотечного дела специалисты сравнительного и общего библиотековедения преследуют различные цели.

Общее библиотековедение – ядро системы библиотековедческих дисциплин. Оно является методологическим ключом, вооружает теоретическим содержанием, так как выясняет те библиотековедческие закономерности и категории, в соответствии с которыми развиваются все сферы библиотечного дела. В “общем библиотековедении” понятия и концепции более абстрагированы от конкретной библиотечной действительности, а в отношении общего и особенного доминирующим является первый элемент в этой паре, т.е. общее. Сложившиеся свойства, принципы, закономерности и т.д. даются в “статике”, как “данные” на сегодня с раскрытием объективных факторов и причин, приведших к данному состоянию. Ведущая цель “общего библиотековедения” – научные знания, владение которыми является необходимым условием единообразного понимания проблем, присущих всем библиотечным дисциплинам.

Общее библиотековедение изучает библиотечное дело умозрительно, руководствуясь определенными установлениями, развивающимися на основе цепи философских, социальных, логических размышлений. Сравнительное библиотековедение поставило перед собой задачу решения библиотечных проблем на основе научных методов реальной библиотечной действительности. Сравнительное библиотековедение осваивает количественные методы, опирается на достижения статистики, демографии, социологии, психологии и других общественных дисциплин. На базе обобщений возникают теоретические выводы. Однако формирование наиболее общих теоретических выводов не относится непосредственно к задачам сравнительного библиотековедения, это цель общего библиотековедения. В отличие от общего библиотековедения, в сравнительном библиотековедении изучаются реальные эмпирические объекты и факты, через сочетание и многообразные переплетения которых просматривается взаимодействие библиотек, их связи и отношения. В отличие от общего библиотековедения, изучающего библиотечное дело здесь и сейчас (статично), сравнительное библиотековедение изучает преимущественно динамические закономерности развития библиотечного дела. Что касается других библиотечных наук, то они, будучи производными от общей теории библиотечного дела, выявляют своеобразие развития отдельных библиотечных сфер.

Поскольку сравнительное библиотековедение неизбежно имеет дело с зарубежным библиотечным делом, прежде всего его следует отграничить от тех областей библиотековедения, в которых в той или иной мере исследуются иностранные библиотечные системы. Простое изучение зарубежного библиотечного дела не попадает в сферу действия сравнительного библиотековедения. Отдельные конкретные проблемы могут и должны изучаться в рамках соответствующих отраслей библиотечной науки. Например, трудно представить себе полноценное современное библиотековедческое исследование методов обслуживания читателей, полностью игнорирующее концепции крупных зарубежных библиотековедов или опыт рационализации содержания и методов работы с читателями в библиотеках зарубежных стран. Нельзя согласиться со взглядом, будто сравнительное библиотековедение – вспомогательная дисциплина, которая лишь поставляет отечественному библиотековедению эмпирические данные о зарубежном опыте, а затем их должны анализировать соответствующие специалисты. Правда, в некоторых случаях сравнительное библиотековедение может выполнять такую чисто информационную функцию, но не она является определяющей. В зарубежном библиотековедении нет действительного сравнения, так что в лучшем случае его можно было бы назвать описательным сравнительным библиотековедением.

О сравнительном библиотековедении в точном смысле этого слова можно говорить, если выводы исследования по данной проблеме строятся на основе сравнения представленных в нем конкретных материалов различных стран. Опыт показывает, что сравнительный метод действует наиболее эффективно, когда автор, во-первых, излагает наиболее существенные материалы, касающиеся национального опыта по каждой стране; во-вторых, использует их как основу для углубленного критического анализа; и, в-третьих, предлагает собственные выводы, имеющие значение для толкования своего национального библиотечного дела.

Смежными сферами библиотечной науки, которые также имеют дело с иностранным библиотечным опытом и от которых сравнительное библиотековедение должно быть отграничено, являются история библиотечного дела, социология библиотечного дела, библиотечная этнология и др. Отношения между сравнительным библиотековедением и историей библиотечного дела имеют сложный характер. На первый взгляд возникает соблазн ограничиться констатацией того, что сравнительное библиотековедение изучает библиотечные системы, существующие в пространстве, а история библиотечного дела – во времени. Но такая констатация была бы неполной. Во-первых, история библиотечного дела использует сравнительный метод: историк библиотечного дела не может не привнести в изучаемую им библиотечную систему различные элементы концептуального подхода, который он применяет к собственному современному библиотечному делу. Таким образом, он неосознанно или чаще всего сознательно осуществляет свое исследование на основе сравнительного метода. Во-вторых, широкое толкование понятия “сравнительное библиотековедение” включает в себя и сравнительную историю библиотечного дела. Без знания истории даже современные компаративисты не могут понять иностранный библиотечный процесс. В этом смысле различия между историей библиотечного дела и сравнительным библиотековедением почти исчезают. Практически различия остаются лишь между теми компаративистами, которые в основном исследуют прошлое, и теми, кто специализируется на изучении настоящего и будущего. Роль истории библиотечного дела не ограничивается рамками собственного предмета. Она вносит свой вклад в критическую оценку библиотечной политики, что, в конечном счете, является основной целью сравнительного библиотековедения. Различия между сравнительно-библиотековедческим исследованием и историко-библиотечным, таким образом, существенно уменьшается. Так что историю библиотечного дела можно квалифицировать как “вертикальное сравнительное библиотековедение”, а сравнение современных библиотечных систем как “горизонтальное сравнительное библиотековедение”.

Сравнительное библиотековедение взаимосвязано с библиотечной этнологией, исследующей истоки и разные стадии становления библиотечных систем во взаимосвязи с определенной национально-культурной средой. Это тоже становится частью сравнительного библиотековедения, видящего одну из своих задач именно в том, чтобы оказывать помощь в библиотечном становлении развивающихся народов посредством обобщения результатов своих сравнительных исследований.

Является общепризнанным, что сравнительное библиотековедение и социология библиотечного дела, не только могут и должны почерпнуть друг у друга, но что и методы исследований, используемые ими в значительной степени идентичны. Социология библиотечного дела занимается выявлением причинно-следственных связей между библиотечным делом и обществом. Она стремится вскрыть закономерность, на основании которой можно сделать вывод о возможности и предпосылках взаимодействия (взаимовлияния) общества и библиотеки. Метод социологии библиотечного дела в целом совпадает с хорошо известным экспериментальным методом “контрольных групп”. Если в результате эксперимента, проведенного в библиотечной сфере двух стран (регионов), имеющих различные социально-экономические и политические условия, будет установлено, что основные социальные факторы в библиотечной сфере тоже различаются, то при определенных предпосылках это может привести к выдвижению гипотезы о наличии причинно-следственных связей между социальной и библиотечной действительностью. Аналогичным образом может быть использован и временной аспект подобных причинно-следственных связей и доказано, что сближение или удаление различий в социальном развитии отдельных стран и регионов ведет к сближению или усилению различий в их библиотечных системах. В связи с этим можно показать наличие взаимосвязи между социологией библиотечного дела и сравнительным библиотековедением, а также механизм ее возможного использования. При этом нельзя не видеть и трудности, о которых не должны забывать социологи, специализирующиеся в области международных (межрегиональных) социобиблиотечных связей. И если социология библиотечного дела может использовать опыт и материалы, накопленные сравнительно-библиотековедческими исследованиями, то и специалисты в области сравнительного библиотековедения могут, в свою очередь, взять много полезного у социологов библиотечного дела. Социология библиотечного дела помогает компаративисту понять причины обнаруженных ими социальных факторов (потому что они этим занимаются специально). Разумеется, сравнительное библиотековедение может преследовать и иные научные цели. В теоретико-описательном плане речь идет в первую очередь о выявлении и объяснении общего и особенного в библиотечном деле мирового сообщества. С этой точки зрения в сравнительно-библиотековедческом исследовании должны быть использованы теоретические модели и эмпирические данные, имеющиеся у социологии библиотечного дела.

Наиболее явная особенность сравнительного библиотековедения – наличие четко выраженного водораздела между количественными и качественными исследованиями. Здесь он, возможно, шире, чем в любой библиотечной дисциплине. Причина отчасти заключается в том, что, в отличие от других форм библиотечных исследований, в сравнительных исследованиях доминирует качественная тенденция. Более важной причиной указанной ситуации является однако то, что в СБИ на водораздел между количественными и качественными исследованиями накладываются другие различия, способствующие его расширению. В качественных исследованиях отдельные библиотечные случаи (явления, процессы) обычно рассматриваются как некие целостности (системы) и именно в таком виде сравниваются между собой. Качественная традиция не только ориентируется на изучение объектов (случаев) в целом, но и широко прибегает к интерпретациям истории.

Как правило, СБИ определяют как исследование, использующее сопоставимые данные по двум или более объектам. СБИ ведется одновременно на двух уровнях – макробиблиотечном (т.е. целых библиотечных систем) и внутрисистемном. Важную роль играет макробиблиотечный уровень. Отличительной чертой СБИ является использование свойств макробиблиотечных объектов для выработки суждений объяснительного характера. Причем эти объекты реальны. Для специалистов других библиотечных дисциплин (несравнительных) макробиблиотечные объекты, как правило, являются чистыми абстракциями. В большинстве случаев компаративисты стремятся сравнивать, а не определять объекты сравнений.

В самом обобщенном виде можно сказать, что компаративистов интересует сходство и различия между макробиблиотечными объектами. Знания такого рода позволяют понимать, объяснять и интерпретировать разнообразные библиотечные процессы, а также их значение для современного библиотечного дела.

Цели СБИ обычно шире простого выявления и объяснения сходства и различий между библиотечными объектами.

Для СБИ, особенно если они придерживаются качественного подхода, важно интерпретировать специфический опыт и пути развития библиотечного дела отдельных стран и регионов. Иными словами, предметом интереса здесь служат случаи как таковые, в особенности разнообразие исторического и другого опыта, а не только взаимоотношения между переменными, характеризующими большие группы явлений (случаев). Потому-то и усиливается тенденция использовать макробиблиотечные объекты как элементы объяснения. Некомпаративисты анализируют отдельные объекты. В СБИ такое происходит редко, ибо здесь анализ зачастую выполняется на одном уровне (возможно индивидуальном), а объяснения формулируются на другом (обычно макробиблиотечном).

В заключение можно сделать вывод, что аналитические и синтетические (в данном случае сравнительные) исследования имеют одинаковую эффективность. В пределах своих возможностей исследователь может выбирать любое сочетание интересующих его библиотечных объектов и свойств. По критерию происхождения знания анализ первичен, синтез вторичен (до синтеза нужно провести анализ). Следовательно, в библиотековедении переход от аналитического исследования к синтетическому означает движение от первичных наук к вторичным, т.е. речь идет о последовательности накопления знания. В науке действуют как органическое единство оба типа исследований. Лишь при неразрывном сочетании аналитического и синтетического исследований возможно всестороннее и наиболее полное познание библиотечного дела.

Цепные конвейеры цепные.
Hosted by uCoz