Ю.П. Мелентьева
кандидат педагогических наук,
профессор


СТРУКТУРА ЧТЕНИЯ И ЧИТАТЕЛЬСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ
РОССИЙСКОГО ЮНОШЕСТВА
В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПЕРЕМЕН


Реалистическая оценка и адекватное осмысление новых явлений в чтении и читательском поведении юношества, замеченных многими исследователями, возможны, на наш взгляд, лишь при соблюдении определенных условий. Эти явления необходимо рассматривать не изолированно, не как самодостаточную и самоочевидную реальность, саму способную объяснить свои же характеристики; не просто сравнить прежние показатели чтения с нынешними; необходимо увидеть эти изменения в контексте тех социальных перемен, которые претерпело наше общество. Необходимо увидеть чтение как часть каждодневной жизни юношества. В этой связи следует понять современное социальное и экономическое положение молодежи, а также современную ситуацию в тех сферах общественной жизни, которые тесно связаны с чтением: книгоиздание, образование и т.д. Очень важно также оценить параметры чтения современного юношества с точки зрения тех изменений, которые привнесла информатизация, изменив способы и формы получения информации. Необходимо также сопоставить основные параметры чтения и читательского поведения юношества нашей страны -России - с аналогичными показателями других стран, чтобы выявить общее и особенное в этом явлении.

К сожалению, пик интереса к проблемам молодежи остался позади. Он пришелся на 60-70-е гг., когда, по данным В.Н. Боряза, 74% всего числа книг и брошюр, 80% статей и 93% всех конференций и симпозиумов были посвящены молодежи. В.Н. Боряз выделяет семнадцать основных тематических аспектов, в русле которых вели исследования научные центры, занимающиеся проблемами молодежи, круг которых постоянно ширился. Эти работы давали достаточно полное представление о жизни молодежи того периода, хотя, конечно, социологическая методика опросов молодежи 60-70 гг. содержала в себе неоправданно идеалистическую заданность. Безусловно, отношение к молодежи на этом этапе имело свое идеологическое обоснование и находилось в зависимости прежде всего от участия молодежи в решении "задач коммунистического строительства".

Сейчас исследование молодежных проблем ведется значительно менее интенсивно, что объясняется не только экономическими причинами, но и определенной растерянностью, которую ощущают исследователи, столкнувшись с непростыми и непривычными явлениями в молодежной среде. Активнее других работают исследовательские центры Института Молодежи Российской Академии Образования, ВЦИОМ, а также региональные исследовательские центры как в России (Екатеринбург, Майкоп), так и в СНГ (Киев, Минск), где проблемы молодежи стоят так же остро.

Проблематика этих исследований определяется экономической и социокультурной ситуацией данного периода: "молодежь и рынок", "молодежь и экономические реформы", "молодежь в изменяющемся мире" и т.п. Проводились исследования и отдельных, прежде всего "социально-значимых" групп молодежи, юношества. Так, было проведено чрезвычайно интересное по методике - кросскультурный анализ - сравнительное исследование жизненных ценностей российских и голландских школьников и учащихся профессиональных школ. В этот же период были опубликованы исследования, где глубоко осмысливался накопленный эмпирический опыт, делались определенные прогнозы.   Новым явлением становятся исследования молодежи, проведенные по заказу различных социальных и экономических структур: фондов, обществ, ассоциаций и т.п.

Таким образом, можно сказать, что определенный круг литературы, где анализируется современное социально-экономическое и социально-культурное положение молодого поколения, уже сложился (или складывается на наших глазах).

Наиболее значительными работами этого периода могут быть названы монография О.А. Раковской, комплексное исследование, проведенное Институтом социологии РАН, материалы которого легли в основу доклада Президенту,  а также исследование ВЦИОМ. Большой интерес для осознания сути молодежных проблем представляет и исследование более широкого характера, материалы которого опубликованы в аналитическом журнале "Обозреватель".

В этот же период были защищены диссертационные работы, в том числе и докторская диссертация по проблемам молодежи. 

Практически все исследователи приходят к выводу о сложности процессов, идущих сегодня в молодежной среде. В зависимости от своих политических убеждений, своей политической ориентации различные авторы по-разному видят будущее молодежи (и страны), но все они вынуждены признать, что сегодня социальное и экономическое положение молодежи заметно ухудшилось. В целом его можно охарактеризовать как "нестабильное, не обеспечивающее необходимых возможностей жизненного самоопределения молодежи. Это положение проявляется во всех сферах жизнедеятельности молодежи.

Заметно снизилась доля участия молодежи в экономике страны. В 1991-1992 гг. не было трудоустроено 60% выпускников ПТУ; сегодня даже по сравнению с 1993 г. число нетрудоустроенных выпускников московских вузов увеличилось в 1,5 раза". 1 млн. 700 тыс. учащихся оставили школу, не получив даже первоначального профессионального образования. Только 20% молодежи достигают профессиональной зрелости и экономической самостоятельности в пределах молодого возраста; 63% работающей молодежи не видят возможности профессионального роста; многие молодые специалисты работают на должностях, не требующих их уровня подготовки. В связи с растущей угрозой безработицы молодежи России все труднее сохранить свой профессиональный статус. Исследователи отмечают, что ни в западных, ни в восточно-европейских странах не отмечается столь низкий уровень профессионального статуса молодежи. 

Каждодневная жизнь большинства молодежи признана весьма трудной. По данным Института труда, 30% молодых людей работают по совместительству; 25% подрабатывают эпизодически и только 2,5-3,5% имеют свое дело; большинство молодежи трудится в госструктурах.

Значительные трудности молодежь испытывает не только в сфере труда. Значительно хуже, чем в целом по России, жилищные условия молодежи. Она фактически вытеснена из распределительных отношений (отсутствие стажа, длительности проживания и т.п.). Значительная часть молодежи, особенно учащейся, существует на грани нищеты, идет обнищание молодых семей. В молодежной среде растет доля маргиналов (инвалидов, наркоманов, бродяг). Можно с уверенностью предположить, что чеченская война придаст этому процессу новый толчок. Молодежи становится все труднее выживать. В последнее время издатели стали находить и публиковать даже специальные руководства (пока переводные) по выживанию молодежи, в средних школах введен предмет "обеспечение безопасности жизни". Растет молодежная безработица: около 3,5% молодых не учатся и не работают. Следствием тяжелого материального положения (недостаточного и несбалансированного питания, тяжелых условий быта и т.п.) стало резкое ухудшение физического и психического здоровья молодежи. Так, 92,7% школьников, заканчивая школу, имеют те или иные нарушения здоровья; только 20% призывников имеют уровень здоровья, соответствующий мировым стандартам; у 75% подростков нарушен иммунитет, растет число желудочно-кишечных заболеваний, нарушений зрения и осанки. Особую тревогу вызывает рост нервно-психических заболеваний. Обследование показало, что 70% учащихся московских ПТУ и 38% школьников-подростков нуждаются в психологической,психотерапевтической и психиатрической помощи. Причем, примерно 20% школьников страдает т.н. "дидактогенным" неврозом, виновником которого является педагог; растет число других психических расстройств, высоки показатели самоубийств. Широкое распространение в молодежной среде нашли алкоголизм, наркомания, венерические заболевания.

Таким образом, очевидно падает индивидуальный потенциал здоровья личности. В целом же молодое поколение России, которое по логике вещей, должно быть наиболее здоровой частью общества, таковым не является. Положение усугубляется и тем, что уменьшается внимание общества к здоровью молодежи: сокращается число профилактических осмотров, число оздоровительных учреждений.

Исследователи подчеркивают, что нынешняя ситуация не способствует и интеллектуальному развитию молодежи: алкоголизация населения, огромное число детей без родителей, экологически неблагоприятная среда, некачественное и нерациональное питание, а также жестокость в отношениях между людьми мешают проявляться и развиваться природным задаткам . В последние годы, когда у 60-70% населения потребление белка было вдвое меньше нормы, заметно - на 16% - выросло число детей с умственной недостаточностью. Потери интеллектуального потенциала идут и позже. В условиях альтернативного обучения за рамками престижных школ, гимназий, лицеев остается значительная часть детей из малообеспеченных и низкостатусных семей, чьи способности не получают должного развития и становятся потерянными для общества.

Большие потери интеллектуального потенциала происходят и в системе высшего образования, за счет падения престижа образования в широких слоях молодежи, что, в свою очередь, связано с тем, что интеллектуальный потенциал не востребуется социальной практикой. Если пять лет назад об институте мечтали 41% выпускников, то сейчас -28%. Потеря интеллектуального потенциала происходит и в связи с закрытием вечерних форм обучения. Можно также прогнозировать дальнейшее падение престижа образования, если студентам будут отменены отсрочки от службы в армии.

Главные же потери интеллектуального потенциала происходят из-за низкой общественной оценки профессий умственного труда, падения престижа науки. Идет "утечка мозгов", не только внешняя - за рубеж, но и внутренняя - в коммерцию, в предпринимательство. Характерна и чрезвычайно низкая оценка смысла и жизненной ценности науки. В целом же ситуация в сфере образования молодежи представляется исследователям довольно сложной, двойственной. С одной стороны, они констатируют, что образовательный статус нынешней российской молодежи выше предыдущих поколений, что Россия остается одной из самых образованных стран мира, что пока образование выступает для довольно значительной части молодых людей как особая ценность. Вместе с тем, это положение нельзя считать стабильным, т.к. ясно прослеживаются тенденции, говорящие о девальвации ценности образования, о заметном снижении в последние годы потребности в знаниях у современной молодежи. Безусловно, здесь оказывает влияние и тяжелое положение в самой сфере образования, которое глубоко проанализировано в книге Б.С. Гершунского.

Исследователи констатируют заметные изменения в сфере ценностных ориентаций молодежи. И здесь сегодня ситуация далеко не однозначная. Заметно повышается ценность личных ценностей. Растет понимание человеком себя как самоценности. На первое место выходят такие ценности, как семья, здоровье, жилье, материальное обеспечение. Идет процесс индивидуализации как антитеза коллективизму, который усиленно насаждался долгие годы. В то же время ценности, которые составляют цели человеческой жизни: познание, образование, труд, творчество - резко снизили свое значение для большинства молодежи. Таким образом, исследователи констатируют, что происходит опрощение, примитивизация ценностей, выхолащивание из них духовного. С другой стороны, наиболее высокий рейтинг среди молодежных ценностей получила свобода личности, (Однако она часто понимается как вседозволенность, нигилизм). Исследователи отмечают также рост религиозности среди молодежи, называя в качестве причин этого явления крах коммунистической идеологии, особую утонченность натуры, незащищенность перед миром и т.п. и подчеркивая, что религиозность эта неглубока, т.к. зачастую с ней сосуществует интерес к мистике, оккультным наукам и т.п.

Политика не входит в структуру ценностей молодежи. В целом она сегодня политически пассивна. Ценность участия в политической жизни в глазах молодежи приближается к нулю.

Исследования показывают и низкий рейтинг в глазах молодежи эстетических ценностей национальной культуры. Культура соцреализма разрушена, новой пока нет. Сейчас воспитание культуры идет на основе произведений далекого российского прошлого и на зарубежных образцах, прежде всего - американских.

Следует учесть также, что инфраструктура молодежной культуры оказалась во многом разрушена (система кинотеатров для юношества, юношеских передач на телевидении и радио, например), т.е. заметно уменьшилось число каналов, по которым обеспечивалась передача культурных ценностей молодому поколению. Немаловажно и то, что резко возросли цены на билеты театров, кино, входные билеты на концерты и т.д. Только 9,3% молодежи посещают театры, музеи. Эта цифра определяется, конечно, и финансовыми возможностями молодежи, которые весьма невелики: по данным исследований средняя студенческая стипендия составила в начале 1995 г. около 20 тысяч рублей. Таким образом, идет активное отчуждение широких масс молодежи от ценностей отечественной и высокой мировой культуры.  Исследователи отмечают, что возникла заметная граница между элитной и массовой культурой, ориентированной не на развитие личности, а на развлечение. Наиболее доступным каналом является телевидение: 76% молодежи проводят все свое свободное время у телевизора. Вместе с тем, 70% опрошенных этим недовольны.

Таким образом, очевидно, что складывается новая ситуация юности, весьма отличная от той, которая была до 1985 г. Происходит заметное усложнение жизненного пространства и жизнедеятельности молодежи. При всем этом надо, однако, иметь в виду, что молодежь не является однородной группой. Социальные характеристики, стиль жизни каждой из подгрупп молодежи достаточно специфичны, специфична, конечно, и жизнь каждого индивидуума, входящего в какую-либо подгруппу. Наиболее тяжело живут сейчас у чащиеся системы профтехобразования, что определяется как низким статусом профессионального образования, разрушением его структуры и инфраструктуры, так и социальными особенностями контингента, пополняемого в основном из малообеспеченных и низкостатусных семей и сирот. Более тяжелые условия жизни заметно сказываются на духовном уровне учащихся ПТУ, он заметно ниже, чем у школьников, студентов. Старшеклассники, учащиеся средних учебных заведений и особенно студенчество, несмотря на так же нелегкие условия жизни находятся все же в лучшем положении. 0ни почувствовали на себе некоторые демократические свободы: обмен учащимися, стажировки, обучение за рубежом, возможность доступа к закрытым ранее темам, именам, публикациям. Это во многом компенсирует в их глазах те трудности, с которыми приходится сталкиваться. В целом исследователи приходят к выводу о том, что жизнь молодежи стала свободнее, но труднее. Сроки социального несовершеннолетия резко сократились.

0чевидно, что вопреки бытующему мнению о потребительском отношении молодежи к жизни, на самом деле в нашем обществе сейчас сложилось потребительское, нецивилизованное отношение к самой молодежи. Опекающий характер отношений со стороны государства сменился почти полным безразличием.

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что сегодня проблема физического выживания (или поддержания достойного уровня жизни) выходит на первый план, заметно оттесняя духовные потребности и молодежи, в том числе конечно, и читательские. Этот процесс носит объективный характер. Возможности влияния на него лежат в сфере политических и социально-экономических отношений.

Таким образом, возникновение и формирование духовных потребностей молодежи в обществе социально детерминированы. Возможности их удовлетворения определяются также социальными условиями. Так, возможности удовлетворения читательских потребностей и запросов молодежи определяются ситуацией, складывающейся, прежде всего, в сфере книгоиздания.

Книжное дело как отрасль экономики и культуры оказалась в роли лидера в переходе к рыночным отношениям и она же в числе первых испытала на себе влияние этого перехода. Сейчас книгоиздание претерпевает сильные изменения.
Современная ситуация в книгоиздании нашла осмысление в статьях и публикациях Б. Ленского, А. Мильчина, Е. Динерштейна, Ю. Майсурадзе, Б. Торсу, Ю. Горшкова, А. Рейтблата, Л. Гудкова, Б. Дубина, Ю. Натальина, М. Данилова, В. Войнова, И. Даньшиной, А. Дымова, Г. Седова, М. Сланской и др., а также в материалах совещаний и конгрессов.

Хотя сейчас в России зарегистрировано б500 издательств (половина их приходится на Москву; 12% - на Санкт-Петербург; 3 тыс. издательств принадлежат частным лицам; 258 находятся в системе Комитета по печати, 702 - в системе министерств и ведомств; 558 - учреждены общественными организациями) , состояние российского книгоиздания рассматривается авторами как сложное и даже кризисное. Среди негативных тенденций, воспринимаемых специалистами как особо опасные, называются: резкое падение числа изданий (в 1992 г. этот показатель скатился до уровня 20-х г., выпуск научной литературы упал на 26% по названиям и на 45,2% по тиражу); значительное ухудшение структуры книгоиздания (упал выпуск научной, технической книги, изданий по медицине, гуманитарным наукам, искусству. Всего выпуск т.н. "серьезной литературы" составил 2% от общего числа изданий. Выпуск учебников упал в четыре раза.); резкое падение общего тиража книгоиздания.

Самым трудным годом для российского книгоиздания стал 1992 г. Всего в этот год издательствами и другими субъектами, имеющими лицензии, было выпущено лишь 27 тыс. произведений печати. Россия замыкала первую десятку стран, уступая ,например, Великобритании, в три раза. В этот год не было впервые ни одного издания А.С. Пушкина. Особую тревогу вызывала у специалистов тенденция устойчивого снижения числа издаваемых книг, т.к., как считают многие авторы, сокращение числа изданий - путь к интеллектуально-нравственной катастрофе нации.

Очень сложное положение оказалось с изданием периодики. По числу названий периодических изданий Россия оказалась на 16 месте в мире.

Исследователи отмечают также резкое возрастание цен на книжную продукцию. Так, в 1992 г. цены на книги возросли, в среднем, в 6,6 раза (по сравнению с 1991 г.; на учебную литературу - в 8 раз, на детскую в 17 раз). Быстро складывалась ситуация, когда книга становилась доступной лишь людям с тугим кошельком. Цены раскалывают общество на читающую элиту и не читающий народ.

Некоторые положительные перемены внес 1993 г., когда была разработана Федеральная целевая программа книгоиздания (ФЦПК), с помощью которой был осуществлен выпуск значительного числа социально значимой литературы. Программа приостановила падение книгоиздания по числу названий, однако не смогла повлиять на сокращение тиражей.  Расширение репертуара за счет тиражности - типичный путь приспособления издательств к условиям рынка. Однако он делает книгу менее доступной для читателя.

Вместе с тем исследователи констатируют, что сегодня почти полностью удовлетворен спрос на издания, ранее находившиеся в дефиците. Рынок, рыночные отношения стимулировали значительное развитие некоторых сфер книгоиздания: детской книги, справочной литературы, словарей. В связи с этим отдельные авторы оценивают создавшуюся ситуацию в книгоиздательстве и на книжном рынке более оптимистично. Они подчеркивают богатство репертуара, появление новых разделов книгоиздания, таких, как "русское зарубежье", "элитарная литература", "эротическая проза" и т.д. Заметно, на их взгляд, улучшилось издание литературы по гуманитарным дисциплинам в целом, детской литературы, литературы по философии, экономике, психологии. Идет бурный рост числа изданий ,посвященных потребностям индивида и семьи: по домоводству, индивидуальному строительству, самолечению, по психологии и технике секса, освоению садового участка и т.п. В этих работах подчеркивается ,что значительно больше стало выпускаться книг повышенного массового спроса: детективов, фантастики, любовных романов, и, следовательно, рынок в значительной степени удовлетворяет спрос на такие издания, долго пребывавшие в хроническом дефиците.
Однако более тонкий анализ структуры выпуска книг по этим "благополучным" разделам говорит о качественном сдвиге и разрыве современного книгоиздания с отечественной традицией высокой книжной культуры, что может привести, в итоге, к деградации читательской сферы нашего соотечественника. 

Следовательно, книжный рынок в основном успешно решает проблему удовлетворения массовых запросов и формирования "массовой культуры", опираясь на существующий спрос или даже на его снижение, что обеспечивает большую прибыль. Что же касается сферы образования и культуры, то здесь сделано пока недостаточно, и прежде всего, в силу экономических причин, т.к. издание литературы ,способствующей т.н. возвышению потребностей, нерентабельно и требует проявления заботы государства, которая пока слаба: характерно, что до сих пор (1995 г.) нет решения даже по дотациям на издание школьных учебников.

Таким образом, наше книгоиздание пока мало способствует интеллектуализации читательских интересов молодежи. Так же, как вся социально-экономическая атмосфера общества - их возникновению.

Верная оценка характеристики чтения современного юношества невозможна также без понимания того, что сегодня этот процесс осуществляется в новых условиях, в условиях информатизации общества. Известно, что информационное общество - "это то грядущее состояние конкретной страны, а в перспективе и всей цивилизации, когда с помощью новых средств информации общество овладевает процессами производства и использования информации, в максимальной степени удовлетворяет свои информационные потребности и реализует не только свободный доступ человека к информации как общечеловеческому достоянию, но его право участвовать в выработке всех социально значимых решений". Конечно, российское общество не включено пока в полной мере в ту информационную революцию, которая идет в развитых странах Европы, в Америке и Японии: по данным некоторых исследований, Россия отстает от этих стран на 15-20 лет. Все же уже сейчас в России наблюдается широкое распространение электронной потребительской продукции: кабельного телевидения, видеомагнитофонов и т.д. Складывается рынок видеопродукции, широкое распространение получили системы ее проката. Идет активное формирование электронных баз данных по многим областям знаний (активное участие в этом процессе принимают и библиотеки); наблюдается все большее вхождение в личный и общественный быт компьютеров; растет распространение аудиовизуальных аналогов традиционных изданий (например, языковых учебников).

Все это оказывает сильное влияние на традиционное отношение к книге. Складывается ситуация, когда современный человек получает все больше информации не из текстовых источников, а образование предполагает не только начитанность. На наших глазах меняется способ получения знаний. Информационная революция рождает новые средства, помогающие получить новые знания, мы становимся свидетелями рождения новой - некнижной - цивилизации. Можно предположить, что к этому процессу будет наиболее интенсивно приобщена именно молодежь, юношество, что объясняется их большей чуткостью ко всякого рода новшествам, а также наиболее высоким уровнем технической грамотности, компьютеризированности по сравнению с другими группами читающей публики. Таким образом, формируется новое поколение - телекомпьютерное -, в отличие от взрослого - литературодоминантного.

Среди исследователей, изучающих проблему существования книги в условиях информационной революции (Б. Ленский, И. Моргенштерн, А. Соловьев, А. Лепик, А. Соколов, К. Сухоруков, И. Монастырский и др.) сложилось, в целом, два мнения. Первое заключается в том, что книга как источник знаний уцелеет и в условиях интенсивного развития видео и телематики, как она уцелела в эпоху становления телевидения. Пользуясь термином Маршала Маклюэна  , видео, так же как и телевидение, можно охарактеризовать как "холодное " средство массовой коммуникации, не требующее особенно интенсивных усилий от пользователя, в отличие от печатного слова. Поэтому исследователи этой школы делают вывод о том, что книга будет пользоваться большей популярностью у высших в социокультурном и образовательном отношении слоев населения. Некоторые исследователи, например, Х. Штейнберг (ФРГ), считают, что электронные средства становятся стимулом чтения, каким была газета в начале века, радио- в 30-х годах, кино - в 50-х и телевидение -в 60-х. Однако и он признает, что "телевидение стало для нас отцом, а телефон - матерью".

Второе мнение (Сухоруков К.М. и др.) заключается в признании концепции "безбумажного общества", т.е. полного вытеснения печатных изданий, в т.ч. и книг. По мнению ученых этого направления уже в 2001 г. доминирующий объем научной литературы будет существовать исключительно в электронной форме. Они обосновывают свою позицию по этому вопросу не только тем, что материальные носители книги уступают по многим параметрам электронным, но и тем, что фундамент книги - письменность - делается все более шатким и уязвимым. Мысль все чаще не может быть выражена адекватно в словесной форме. Конечно, сейчас трудно представить себе мир без письменности, но, по законам диалектики, если было начало письменности, то, видимо, будет и ее конец.

Уже сейчас некоторые авторы отмечают процесс сращивания книжного дела с современной информационной технологией, что заметно меняет всю ориентацию и структуру издательской деятельности. Многие из печатных книг снабжаются аудиовизуальными материалами (пластинками, дискетами, флоппи-дисками и т.п.). Сейчас около 400 издательств и издательских фирм в мире ( в том числе и такие известные, как, например, "Глоример" (США), "Темуан" (Франция). В объеме издательской продукции электронные носители информации составят в 1996 г. - 2% , 2000 г. - 5%, в 2006 г. - 7%. Должна произойти адаптация читательской аудитории к новым средствам массовой информации, поэтому современный молодой читатель должен быть вооружен знанием особенностей восприятия информации на носителях нового типа. Должно также исчезнуть такое, тонко подмеченное А.В. Соколовым явление, как "информационный нигилизм”. Следовательно, книга перестает быть главным инструментом, транслирующим культуру.

Таким образом, очевидно, что при оценке и анализе чтения современной молодежи не могут быть игнорированы те социально-экономические условия, в которых она существует и где осуществляется ее читательское поведение.
Чтение современного юношества находится в поле зрения многих авторов: М. Смородинской, М. Самохиной, И. Бутенко, И. Горевой, И. Даньшиной, Г. Цесарской, А. Соболевой, Е.Коган, И. Бахмутской, З. Янковой, В. Чудиновой, Ф. Шереги и др. Проведенные в последние 5-7 лет исследования и опубликованные по этим материалам работы позволяют охарактеризовать некоторые стороны реальной ситуации в юношеском чтении.

Наиболее подробную характеристику юношеского чтения дают материалы социологической службы Российской государственной юношеской библиотеки (РГЮБ), которая ведет как локальные исследования на базе только своей библиотеки, так и проводит исследования более широкого характера.

В центре внимания исследователей, как правило, находятся такие аспекты проблемы, как круг чтения, характер спроса, мотив обращения (к чтению, книге, библиотеке), источники информации (о конкретной книге, теме, литература вообще), пути получения книги. Как правило, данные проблемы рассматриваются на фоне обращения к художественной литературе.

В ходе изучения юношеского чтения сложился определенный понятийный аппарат, система терминов и определений, с помощью которых можно более глубоко проанализировать данное явление.

Описание юношеского чтения осуществляется в таких терминах, как "деловое чтение" ("нормативное", "обязательное"), "свободное чтение", "досуговое чтение", “реальное чтение", "желаемое чтение", "библиотечное чтение", "внебиблиотечное" чтение и др. Авторы выделяют "стабильные" и "мобильные" моменты в чтении юношества.

Значительное место в исследованиях последних лет уделяется характеристикам чтения как поведения пользователя (читательскому поведению) в библиотеке: взаимоотношениям читателя и библиотекаря; системе ожиданий читателя в отношении библиотеки, определению степени свободы доступа пользователя к информации; выявлению степени его удовлетворенности библиотечным обслуживанием; мере включенности пользователя в библиотечную жизнь; влиянию деятельности библиотеки на уровень библиотечно-библиографической грамотности, культуре чтения пользователей. Большое место в исследованиях последних лет уделяется также вопросам влияния на юношеское чтение домашней библиотеки.

Анализ материалов проведенных исследований позволяет сделать вывод , прежде всего, о сложности и неоднозначности юношеского чтения как явления и о недостаточности, фрагментарности нашего знания о нем. Это определяется не только трудностями сопоставления данных, полученных различными исследованиями, но также и тем, что такое динамичное явление, как юношеское чтение, требует непрерывного наблюдения. Между тем в 80 - 90 гг. традиция изучения юношеского чтения на всероссийском уровне была нарушена: в течение 10 лет такого исследования проведено не было.

Прежде всего исследователи обращают внимание на то, что современное юношество гораздо глубже, чем прежде, стратифицировано, что вполне соответствует глубокой стратификации современного российского общества. Авторы многих публикаций отмечают, что существенно изменился контингент юношеской библиотеки. Так, около 10% читателей юношеской библиотеки составляют учащиеся нетрадиционных учебных заведений (гимназий, лицеев, коммерческих курсов), в том числе и частных.

Активно идет дифференциация юношества в зависимости от читательских интересов и интенсивности чтения. Одна часть молодежи стала читать больше и серьезнее, другая - меньше и поверхностней. Заметно изменились временные затраты на чтение. Эти изменения признаются всеми авторами. Однако одни из них видят в этих явлениях однозначное падение интереса к чтению, а другие видят более сложную тенденцию: сужение сферы досугового чтения и расширение делового (по некоторым данным, доля делового спроса составляет 73%). Заметно усиление стихийности, случайности, мозаичности, поверхностного многочтения. Среди мотивов чтения преобладают учебные и т.н. "свободные" (любимое занятие, интерес к книге, мода на книгу, отдых, расширение кругозора).

Эти явления, безусловно, отражают те процессы, которые идут в экономических и социальных сферах общества, прежде всего в сфере образования, и изменения в области престижа интеллектуальной деятельности, о чем говорилось выше. Однако несмотря на все сложности жизни, для 30% юношества чтение остается жизненнозначимым явлением, интенсивность их чтения достаточно высока - 4 книги в месяц, это при том, что их выбор - результат многоступенчатого отбора, произведенного не столько самим пользователем, сколько системой книготорговли, рекламы, комплектования и т.д. Исследователи отмечают значительное расширение сферы утилитарного использования книги: сейчас книга используется в тех областях, где информация традиционно передавалась изустно (например, приемы ухода за младенцем, техника секса и т.д.). Таким образом, часть юношества активно включена в массовое чтение.

Вместе с тем, впервые четко обозначилась категория "не читающей" молодежи. Основными причинами не чтения исследователи называют: трудности "добывания" книги   и трудности восприятия текста: к сожалению, значительное потребление видеопродукции существенным образом влияет на мышление, внимание, умение сосредоточиваться, что, конечно, затрудняет процесс чтения.
С другой стороны, формируются нетипичные ранее стратегии чтения: элитарное, кружковое. Формируется немассовый, элитарный, "культурный" читатель, что раньше не было характерно для юношеской библиотеки.

Таким образом, в целом юношеское чтение приобретает все более разнообразный и личностный характер, что отвечает изменениям в современной общественной ситуации.

Исследования показывают появление новых, ранее нехарактерных для юношества интересов к религиозной литературе, к литературе "бытового" содержания (по огородничеству, домоводству, рукоделию и т.д.), экономической, исторической и др.

Говоря о круге чтения юношества, исследователи сходятся в том, что большую его часть составляет художественная литература. Однако отношение юношества к художественной литературе описывается в достаточной степени противоречиво: одни исследователи говорят о сокращении доли художественной литературы в чтении юношества, другие это опровергают. Так, по данным И.В. Бахмутской и З.А. Янковой регулярно читают художественную литературу 97% юношества.

Рассматривая социодинамику читательских интересов, авторы делают выводы о их расширении и изменении приоритетов. В круг чтения юношества вошли десятки имен и произведений, ранее им незнакомых. Преодолевая возникшее чувство информационной депривации ("оказывается, мы ничего не знали"), юношество обратилось не только к художественной, но - от нее - к философской, исторической, политической литературе. Возник журнальный и газетный "бум", который затем спал благодаря резкому подорожанию подписки, а также разочарованию многих, особенно молодых, в политической жизни. Как бы то ни было, свобода печати, открывшая богатейший пласт неизвестной юношеству литературы, создала предпосылки для развития творческого подхода к чтению многих. К сожалению, эти предпосылки реализовались не полностью. Исследователи отмечают определенный откат в последнее время от этой литературы и возвращение на первое место в чтении юношества "вечных" фантастики, детектива, зарубежного романа.

В отношении к художественной литературе отмечается также такая черта, как большая, чем прежде, прагматичность, что выражается, например, в отчуждении большинства современного юношества от поэзии. Однозначно как слабое оценивается обращение молодежи к классике, как отечественной, так и зарубежной.

В публикациях последних лет подчеркиваются значительные различия между реальным и желаемым чтением, причина которых, по мнению авторов, кроется в отсутствии или трудности "добывания" книги, в несоответствии фондов юношеских библиотек реальным потребностям современных пользователей. Важнейшим аспектом современных исследований юношества как пользователя библиотеки является изучение его отношения к ней. Большинство исследователей приходят к выводу о том, что престиж библиотеки как социального института среди юношества остается достаточно высоким. Это тем более значимо в ситуации, когда престиж библиотеки среди взрослого населения заметно упал. Юношеские библиотеки почти не ощутили оттока читателей - болезненного явления, которое так остро пережили многие публичные библиотеки. Напротив, с усложнением системы образования, возникновением его новых форм - гимназий, лицеев, колледжей и т.п., с более широким распространением авторской педагогики в библиотеки пришли новые читатели, запросы которых заметно усложнились. Эта группа читателей рассматривает библиотеку как место получения информации, необходимой в процессе образования. Вместе с тем, библиотека уже не рассматривается как единственный (и, может быть, главный) источник необходимой информации. Сегодня читатель ориентируется, как правило, на несколько источников информации и пользуется ими одновременно. Сегодня посетитель библиотеки не только читатель, более того - он может быть и не читателем вовсе.

Исследования, однако, показывают, что реализация информационной функция библиотеки, которая наряду с коммуникационной высоко ценится юношеством, весьма затруднена в силу как объективных, так и субъективных причин. Это порождает такие явления, как неудовлетворенность читателей фондами библиотеки (до 60%), высокий уровень отказов (до 25%), рост разовых, не имеющих продолжения посещений (в сущности - разочарование в библиотеке).  Зачастую пользователь не находит там понимания своих интересов, запросов, социально-возрастных особенностей. Некоторые авторы делают достаточно жесткий вывод о том, что модель культуры, предлагаемая библиотекой юношеству, не адекватна современному состоянию культуры, науки и не соответствует ожиданиям читателя, библиотека и юношество говорят сейчас на разных языках.

Неудовлетворенность связывается не только с получением книги, но и с комфортом, удобством работы. Читатели хотят получить в библиотеке целый ряд услуг: от ксерокопирования до социально-психологических консультаций, но находят их далеко не в каждой библиотеке.

Несколько смягчают ситуацию взаимоотношения читателей юношеских библиотек с библиотекарями. Большинство исследователей отмечают атмосферу доброжелательства в их отношениях. Хотя уровень эрудированности не всегда удовлетворяет читателя, как показывают результаты опросов, это качество юношество ставит лишь на второе-третье место, особенно высоко ценя прежде всего доброжелательность и желание помочь.

Особое внимание исследователи уделяют изучению проблем культуры чтения и библиотечно-библиографической деятельности, которая большинством из них определяется как низкая. Некоторые исследователи делают вывод о том, что пользование библиотекой практически не оказывает влияния на культуру чтения юношества, тогда как наличие домашней библиотеки позитивно коррелируется с культурой чтения. Проблема личной библиотеки стала последнее время одной из центральных, она находится в поле зрения многих исследователей (Смородинская М.Д., Рейтблат А.И. и др.).

Многие авторы относят снижение обращений к общественной библиотеке за счет роста домашних собраний. По данным ВЦИОМ, в домашних библиотеках находится около 14 млрд. единиц. Значение домашней библиотеки в читательском развитии личности признается всеми. Особенно это очевидно в отношении юношества, т.к. соответствует его общей ориентации на домашние формы потребления культуры, которую замечают многие исследователи. Домашняя библиотека объективирует  мировоззрение личности. Индивид, осознавая свою уникальность и специфичность, стремится запечатлеть свои мировоззренческие искания в определенном подборе книг. Для значительной части молодежи активное пользование общественной библиотекой - временный этап, за которым у одних наступает стадия не чтения, а для других - создание собственной библиотеки. Можно предположить, что снижение возраста первой самостоятельной покупки книги, которое заметила Ф. Шереги и о чем говорилось выше, связано и с более ранним формированием мировоззрения современного юношества.

Большинство исследований, посвященных изучению чтения юношества. базировались на недифференцированной юношеской аудитории. Основные их выводы справедливы, прежде всего, для школьников от 14 лет, т.к. они составляют самую многочисленную группу пользователей юношеской библиотеки. Однако некоторые исследования посвящены изучению картины чтения отдельных групп юношества: студенчества, учащихся ПТУ. Картина их чтения имеет свои особенности. Особенно интересными представляются наблюдения Г.Н. Горевой, которая тесно связывает негативные показатели чтения учащихся ПТУ (низкая начитанность, неразвитость восприятия и т.д.) с его социальной, экономической, бытовой незащищенностью.
Впервые на отечественном материале исследовались и половые различия, проявляющиеся в чтении. Автор рассматривает юношеское чтение как “общение вдвоем”, как реализацию жажды общения с другом. Он делает вывод о том, что пока будут игнорироваться (в том числе и библиотекой) глубокие различия психики девушек и юношей, проявляющиеся в чтении, будет сохраняться опасность увеличения не читающих или мало читающих среди молодежи.

Таким образом, картина чтения и читательского поведения юношества весьма неоднозначна. Давая оценочную характеристику этих явлений, исследователи выражают, в основном, два взгляда.

Часть авторов оценивает ситуацию в области юношеского чтения как кризисную. Сравнивая показатели юношеского чтения с 80-ми, 70-ми, и даже с 20-ми гг. , эти авторы делают вывод о том, что "последние 15 лет наша молодежь не читает или читает не то", что перспективы в этой области чтения весьма печальны.

Думается, что такое сравнение не может быть признано корректным, прежде всего потому, что изменилась сама система взглядов, критерии, угол зрения на многие явления. Сейчас уже невозможно согласиться с тем, что "молодое поколение 80-х гг. представляет собой качественно новый тип читателя, усвоившего лучшие традиции литературного развития прошлых эпох. По уровню приобщенности к чтению, характеру пользования печатной продукцией оно значительно отличается от предыдущих поколений. Ему присущи глубина и широкий диапазон читательских интересов, высокий уровень включенности чтения во все структуры жизнедеятельности, сближение читательских потребностей различных социальных групп молодежи, требовательность к качеству литературы". Сейчас эта восторженная оценка вызывает лишь усмешку, хотя бы потому, что сейчас мы знаем, какой литературы была лишена наша молодежь.

Тем более странно сравнивать показатели чтения юношества 20-х и 90-х гг., противопоставляя отношению к чтению сегодняшней молодежи "жадность к знанию, книге", которая была присуща в пореволюционное время. На наш взгляд, это равноценно сравнению аппетита хронически голодного человека с аппетитом человека проголодавшегося между обедом и ужином.

Многие явления мы осмысливаем сейчас совершенно по-другому. Так, например, сейчас представляется абсолютно невозможной негативная оценка роста домашних библиотек как "несущих опасность социально неуправляемого чтения". Необходимо учитывать также и то, что результаты исследований чтения юношества не всегда соответствовали реальному положению дел. Не секрет, что до конца 80-х гг. ученые были поставлены в такие условия, когда признание находили лишь те результаты их исследований, которые не портили "общую оптимистическую картину жизни советского общества".

Таким образом, низко оценивая состояние юношеского чтения, эти исследователи возлагают вину за создавшееся положение как на само юношество, которое "катится вниз", так и на систему общественных институтов, ответственных за воспитание молодого поколения, прежде всего на библиотеку.

Думается, что более правы другие авторы (Бахмутская И.В., Янкова З.А., Смородинская М.Д., Самохина М.М., Рейтблат А.И., Плотников С.А. и др.), которые рассматривают чтение юношества в русле современных социально-экономических и социокультурных изменений, происходящих в обществе и на реальном фоне жизнедеятельности современного российского юношества. Они делают вывод о том, что современное состояние чтения юношества вполне отвечает современному состоянию всего общества. Это, по-видимому, является общим законом существования социальных явлений. Ответственность за существующие негативные явления: отчуждение от книги, чтения, библиотеки и т.д. ложится, прежде всего, на социальные условия существования личности в обществе: "Всякому смутному времени свойственно отчуждение от серьезной литературы, искусства" . Ученые предупреждают, что дальнейшее ухудшение экономических условий приведет к резкому изменению структуры ценностей и ценностных ориентаций массовых слоев населения и прежде всего молодежи, что непременно скажется на его чтении и читательском поведении.

Эта мысль подтверждается и тем, что при сближении социально-экономических условий жизни в различных странах сближаются и характеристики различных социальных процессов, в том числе и чтения. Конечно, это в полной мере относится и к чтению юношества.

Универсальность, всеобщность тенденций, происходящих в сфере юношеского чтения, становится еще более очевидной при сравнении чтения российского юношества и молодежи с чтением молодежи других стран.

Исследования чтения молодежи, юношества ведутся практически во всех развитых странах мира. Большинство европейских стран и Соединенные Штаты Америки имеют крупные исследовательские центры, ведущие постоянную работу в этой области.

Исследования последних 5-ти - 7-ми лет показывают, что в чтении юношества различных стран наблюдаются сходные тенденции: уменьшается время, отводимое на чтение; изменяется структура чтения; идет спад активности по отношению к печатному слову в пользу телекультуры, идет видимый рост числа покупателей аудиокассет и столь же заметный спад числа покупателей книг. Чтение становится, с одной стороны, все более легким, развлекательным занятием, а с другой стороны, растет число молодых людей, для которых понимание даже простых текстов сопряжено с затруднениями. Исследования, проведенные в разных странах, показывают, что всюду книга перестала быть единственным средством получения информации. Книга не является сейчас и темой для разговора в семье, между родителями и детьми, как это было раньше. Большинство исследователей видят тесную связь между юношеским чтением и уровнем образования в стране, а значит - со степенью богатства страны: в богатых странах читают заметно больше. Эта же тенденция сохраняется и в отношении семьи: в обеспеченных семьях читают больше".

Таким образом, чтение как отдельных личностей, так и социальных групп, в том числе, конечно, и юношества весьма зависимо от политики идеологии, экономики, образования, средств массовой информации, издательской деятельности - т.е. от всех компонентов, которые составляют "фундамент" для развития чтения. Изменения в этом "фундаменте" сейчас же отражаются и на самом процессе чтения. Именно это отмечалось исследователями тех стран, где проходила т.н. "мировая трансформация", связанная с изменениями в бывшем СССР.

Особенно заметны изменения в чтении и читательском поведении молодежи, связанные, прежде всего, с отменой цензуры и получением свободного доступа к любой информации. Это наглядно проявилось в объединенной Германии, где читатель внезапно оказался в совершенно другой книжной ситуации и где ясно проявилась ориентированность социалистической библиотеки не на реальную, а на "плакатную" личность. Вместе с тем, исследователи этой проблемы предостерегают от излишне поспешных выводов в связи с тем, что прошел еще недостаточный отрезок времени для кардинальных обобщений.

Наиболее полное представление о чтении юношества в мире дает исследование Round Table for Research jn Reading of IFLA в 27 странах мира в 1988-1989 гг. В основе этого исследования лежал вопросник, содержащий семь разделов:

1. 0бщая информация по стране, в которой проводилось исследование.
2. Сведения об уровне образования.
3. Сведения о выпуске книг и другой печатной продукции.
4. Сведения о распространении печатных изданий и чтения в стране.
5. Сведения о развитии прочих средств массовой информации.
6. Сведения об изучении чтения молодежи в данной стране.
7. Обзор и выводы.

Как видно, исследование было проведено на широком социальном фоне: анализировалось состояние образования, уровень грамотности (в т.ч. и функциональной), языковые права человека и языковая среда, в которой реализуется чтение. В области социологических аспектов чтения исследователи пришли к выводу о том, что во всем мире идет изменение характера чтения. Чтение как проявление умственной деятельности может носить сейчас двоякий характер: функциональный и личностный. Следует и различать различные модификации юношеского чтения: чтение дома, чтение в школе, чтение в библиотеке.

Исследователи обращают внимание на четко проявляющиеся различия в чтении мальчиков и девочек. У девочек чтение принимает интимный характер, связанный с романтической настроенностью, а у мальчиков чтение - это один из видов их обычных повседневных занятий.

Во всем мире в чтении юношества превалирует развлекательное чтение: научная фантастика, приключения, комиксы и т.д. Везде сокращается время, которое молодежь отдает чтению, и растет время потребления мультимедиа. Это относится как к чтению книг, так и чтению периодики.

Таким образом, очевидно, что основные характеристики чтения современного российского юношества по многим параметрам соответствуют общей мировой ситуации и определяются, прежде всего, общими возрастными особенностями и потребностями, а также социально-экономическими условиями развития своей страны.

Необходимо, однако, отдавать себе отчет в фрагментарности наших знаний, в том, что суждения о характере чтения юношества должны носить характер скорее размышления, чем утверждения, поскольку наука до сих пор не знает, в сущности, причин роста или падения интереса человека или социальной группы к чтению, т.к. интимный характер чтения делает его очень трудным для изучения; во-вторых, сама наука о чтении (или комплекс наук) еще молода; в-третьих, ситуация с чтением, в том числе и юношеским, настолько динамична, что выводы проведенных исследований быстро устаревают. Анализ используемых нами материалов международного исследования это также подтверждает. Можно заметить, что исследователи испытывали недостаток информации по некоторым аспектам проблемы, в ряде случаев они были вынуждены оперировать заметно устаревшими данными. Кроме того, изучение проблемы было затруднено из-за отсутствия единой статистики, а также недостатка сведений по отдельным странам (например, Китай, Индия и др.).

Вместе с тем, некоторые выводы этого масштабного исследования для нас чрезвычайно важны. Подчеркивая социальную обусловленность чтения юношества, исследователи отмечают, что в тех странах, где сильны культурные традиции, где проблеме распространения книги, программам привлечения и чтению и т.п. акциям придается государственное значение (например, Исландия, Швеция, Болгария, США и др.) посещение библиотек не снижается. В свою очередь, можно сделать вывод: библиотечное обслуживание молодежи, юношества, осознаваемое как часть культурной традиции и общей политики государства в этой сфере, может служить средством стабилизации негативных (с наших сегодняшних позиций) явлений в юношеском чтении.

Следовательно, не преувеличивая степень ответственности библиотечного обслуживания за основные характеристики юношеского чтения, видя социально-экономическую обусловленность этого явления, можно говорить о стабилизирующем влиянии этого процесса. Успешность стабилизационной деятельности библиотеки зависит, на наш взгляд, от используемой в практике модели библиотечного обслуживания юношества, от ее соответствия социальным потребностям юношества, реализуемым через чтение, и родовым возможностям библиотеки как социального института.

Магазин товаров для скрапбукинга переполненный чердак интернет магазин товаров. . Длинные мужские халаты - подарочный набор из 8 предметов bic ricami мужские халаты.
Hosted by uCoz